Интернет сайт Нижегородской епархии www.nne.ru



Главная > Светильники православия > Ушли три монаха — пришли три ангела
«Ведомости Нижегородской митрополии» 10 (280) 11:27, 4 июня 2024

Ушли три монаха — пришли три ангела

В продолжение «вечной Пасхи»

В завершение пасхальных дней вспоминаем «Красную Пасху» 1993 года в Оптиной пустыни, где 18 апреля, в ночь Светлого Христова Воскресения были злодейски убиты поклонниками язычества трое иноков. Еще недавно они были обычными советскими молодыми людьми, но, ответив на непонятный большинству людей призыв Божий, всю свою волю устремили навстречу Христу. Сегодня они очень почитаемы насельниками и паломниками знаменитой обители, по их молитвам совершаются чудеса, а для нас они живое напоминание о том, что в истории христианской Церкви нет ничего окончательно минувшего: будь то мученический подвиг или Божий Промысл. Память о них не должна уходить из нашего обихода. В сегодняшней публикации — воспоминание о путях троих мучеников в монашество.

Иеромонах Василий

Игорь Росляков родился в семье военного в Москве 23 декабря 1960 года. Он был желанным, но поздним ребенком. Мальчик с детства отличался хорошей памятью и хорошо учился. А примерно в девять лет записался в секцию по водному поло и серьезно занялся плаванием.

Отец Игоря состоял в компартии, для которой православия не существовало. Со временем Иван Федорович понял, что марксизм используют для маскировки лжи и лицемерия, и без всякого сожаления отказался от партбилета. Его пытались испугать, говорили, чтобы он подумал о судьбе сына. Иван Федорович не поддался уговорам. Он считал, что сын найдет свою дорогу. Кто бы знал, какой тернистой, но в то же время спасительной она окажется!

Игорь учился на журфаке Московского университета, но работать по профессии не хотел. Не было желания писать «лакировочные» статьи о советской действительности. Единственным утешением для молодого человека оставались стихи. Он сам сочинял их, глядя на небо, усыпанное звездами: «Открыть бы чернильницу ночи, набрать бы небесных чернил, чтоб разум себе заморочить далеким мерцаньем светил…» (из цикла «Зимний вечер»).

Неисповедимыми путями Господними вместо соревнований в Канаде Игорю открылась дорога к Храму. Его обвинили в шпионской связи с переводчицей, с которой молодой человек познакомился в Голландии на спортивных сборах. Переживания Игоря заметила его преподавательница по истории. Она подсказала студенту побеседовать со священником, чтобы перестать думать о плохом. Спустя время произошло его знакомство с иеромонахом Рафаилом, который стал его духовником. После гибели отца Рафаила в автоаварии друзья и одногруппники Игоря были удивлены произошедшим в нем переменам. Когда соревнования выпадали на Великий пост, Росляков постился: ел овсяную кашу с курагой или гречневую крупу, размоченную в воде. Команда поначалу переживала за Игоря, как бы он не ослаб от такого питания, но он лишь отвечал: «Главное, чтобы были силы духовные».

Летом, вместо того чтобы отправиться с командой на море, Игорь стал послушником Псково-Печерского монастыря. Здесь произошло его знакомство с монашеской жизнью. Но однажды он узнал о возрождении Оптиной пустыни. Его тянуло побывать в этих местах. Исполнив свою мечту, он ненадолго вернулся в Москву, чтобы уладить все дела и остаться в монастыре уже окончательно. Мать думала, что сын едет в Оптину поработать журналистом, и никто из знакомых не мог себе даже представить, что спортсмен изберет путь монашества. 29 апреля 1989 года, в Страстную субботу, Игоря приняли в число братии. А 5 января 1990 года послушника Игоря постригли в иночество с именем Василий, в честь святителя Василия Великого.

Инок Ферапонт

Владимир Пушкарев появился на свет в селе Кандаурово Колыванского района Новосибирской области 17 сентября 1955 года, в день празднования иконе Божией Матери «Неопалимая Купина». Его верующая бабушка, Мария Ивановна, особо почитала этот образ. Втайне от мужа Сергея Алексеевича Пушкарева, ярого атеиста, она учила внуков молитвам и рассказывала о святых. Отец Володи, фронтовик, дошел до Берлина, а мама была токарем на заводе.

Мальчик рос рассудительным и спокойным. Он с замиранием сердца слушал рассказы об ангелах, а вместо игр с соседскими мальчишками предпочитал книги о мореплавателях. Мечтал стать моряком. Но после ПТУ и армии Владимир стал работать шофером. В коллективе его считали чудаком: он отказывался выпивать вместе с остальными.

Однажды он познакомился с женщиной, которая попала в аварию. Ее рассказ о клинической смерти и ангелах окончательно перевернул его сознание. Володя открыл для себя невидимый мир, понял, что жизнь после смерти не прекращается. По совету той женщины он прочитал «Слово о смерти» и «О видении духов», житие преподобного Иова Почаевского и поучения старца Силуана Афонского.

Впрочем, становиться монахом Володя не торопился. Пошел учиться на лесовода, работал егерем в Бабушкинском лесничестве. Таежная жизнь в постоянном одиночестве сильно его изменила. Он стал еще более молчаливым и задумчивым, отрастил бороду. Пошли даже слухи, что он колдун. 

Позже было много переездов: в Ростове-на-Дону Владимир жил у дяди, а затем вернулся в Ростов, где часто посещал кафедральный собор. После работы он спешил в храм, чтобы помочь: подметал двор, относил книги со склада в лавку. Когда ему предложили стать дворником при соборе, он с радостью согласился. А летом 1990 года отправился в Оптину пустынь и остался там навсегда.

Однажды Владимир чуть было не отказался от желания стать монахом. Как-то раз он поехал навещать мать и познакомился с соседкой Людой. Владимир влюбился в девушку, но ради послушания вернулся в монастырь: «Побуду там немного, — думал он, — а потом вернусь в мир и женюсь». Но Бог уготовал Владимиру не брачный, а мученический венец. Люда погибла во время грозы, а Володя в октябре 1991 года принял постриг с именем Ферапонт, в честь преподобного Ферапонта Белоезерского.

Инок Трофим

Леонид Татарников был родом из Сибири, родился в 1954 году в поселке Даган Тулунского района Иркутской области. До крещения младенец непрестанно плакал, но после таинства сразу успокоился.

Семья у Лени была многодетной: два брата и две сестры. Труд был основой воспитания. Леня был старшим в семье, поэтому работал больше всех, но мальчика это нисколько не пугало. Он старался побыстрее управиться с родительскими поручениями и помогал. Летом, вместо того чтобы отдыхать, он пас коров. А по ночам читал.

После школы Леня пошел учиться в железнодорожное училище. Уходящая вдаль железная дорога, вспоминал он, когда стал монахом, напоминала о быстротечности жизни на земле: «Необходимо почаще включать тормоза возле храма и исповедовать грехи свои, — писал он родным, — мир идет в погибель и надо успеть покаяться…»

Весной 1972 года Леонида призвали в армию. После службы он вернулся домой и работал в Сахалинском рыболовстве. Жизнь текла своим чередом. Леня много читал, занимался в яхт-клубе, танцевал в народном ансамбле, сотрудничал в местной газете фотокорреспондентом. Но все это не приносило особой радости. Молодой человек осознал, что самое главное в жизни — научиться искренне любить людей, быть им нужным.

Сначала он работал сапожником. Жителям полюбился новый мастер, который не брал за ремонт больших денег. Но вскоре сапожники-конкуренты «попросили» Леонида, чтобы он не лишал их заработка. Леня не отчаялся, устроился работать на ферму, но и тут нашлись те, кому было не по душе трудолюбие будущего инока.

Леонид с благодарностью принимал жизненные неудачи. Он стал много читать об оптинских старцах и решил поехать в монастырь, но перед самым отъездом у него украли все документы, деньги и билет. Поездка на время отложилась. Только в августе 1990 года вместе с паломниками из Бийска Леонид впервые оказался в обители. Здесь он стал послушником. Выполнял любую работу.

«Помотала меня жизнь, — говорил он, — я-то думал: для чего все это? А оказывается все нужно было для того, чтобы теперь здесь, в монастыре, применить весь свой мало-мальский опыт для служения Богу и людям. Слава Тебе, Господи! Как премудро Ты все устраиваешь!» 25 сентября 1991 года послушника Леонида постригли в иночество с именем Трофим.

Последняя земная Пасха иноков

В Страстную пятницу 1993 года, когда выносили плащаницу, тишину Оптиной пустыни нарушил пасхальный перезвон. Инокам Трофиму и Феропонту сделали замечание и потребовали объяснений. Трофим, как старший звонарь, произнес лишь: «Простите». Вся братия была удивлена, как можно перепутать погребальный звон с благовестом. Никто не знал, что это был последний земной перезвон для будущих мучеников.

Перед Светлым праздником Пасхи Ферапонт стал раздавать свои вещи. Ему хотелось, чтобы Пасха была вечной и не кончалась никогда, и его желание было услышано Богом. После пасхальной службы иноки отправились на звонницу, где погибли от рук сатаниста. 

Иеромонах Василий направлялся в скит, чтобы исповедовать причащающихся. Когда неожиданно праздничный перезвон оборвался, отец Василий поспешил к колокольне. Навстречу ему бежал мужчина. Монах окликнул незнакомца, спросил, все ли в порядке. Тот направился к воротам, что-то бормоча себе под нос, а потом неожиданно выхватил из-под полы шинели 60-сантиметровый меч и ударил отца Василия в спину.

Так закончили жизненный путь трое мучеников Оптиной пустыни: Василий, Ферапонт и Трофим. В монастырь они пришли разными путями, а упокоение нашли в один день. Их смерть в день Христовой Победы над смертью стала маяком для многих людей.

Подготовила Анна Боровикова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.