Главная > Дети войны > Жила в Ленинграде семья…
«Ведомости Нижегородской митрополии» 2 (134) 16:15, 25 января 2018

Жила в Ленинграде семья…

27 января — День воинской славы России. Снятие ленинградской блокады — событие, значимость которого невозможно переоценить. В этом году отмечается 75-я годовщина прорыва блокадного кольца в 1943 году. Многие семьи были разделены войной. Многие она разрушила, унося близких. Нижегородка Лариса Большакова совсем маленькой потеряла близких в блокаду, но ей посчастливилось обрести вторую семью, а спустя годы найти кровных родственников.

Девочка без адреса

Перед началом Великой Отечественной войны в Калининском районе Ленинграда, где пролегает современный Гражданский проспект, получивший свое название от бывшей деревни Гражданка, жила семья Прутковых. В конце 1939 года у Алексея и Ольги родился второй ребенок — снова дочка. В большом дворе дома, где они жили, детворы было много, но только в их семье была детская коляска. Поэтому, когда малышку вывози­ли на прогулку, все просили покатать ее. В 1941 году Алексей Григорьевич ушел в ополчение, и в том же году погиб во время обороны Лениграда у Пулковских высот. Он похоронен в городе Красное Село. Ольга Михайловна не пережила первую блокадную зиму. Умерла ночью, а наутро жившие с ними родственники обнаружили ее тело рядом со спящей дочкой. Остались четырехлетняя Людочка и двухлетняя Лариса Прутковы.

Михаил Лебединский (дед Ларисы)

Маленькая Ларочка, как и ее двоюродный брат Боря, почти одного с ней возраста, были очень слабенькими. В семье сохранилось воспоминание, что старший двоюрный брат Иван, которому в то время было 14–15 лет, работал на заводе и делился с остальными хлебным пайком, который получал. «Это Ларке дайте, она ходить не может», — говорил подросток, отдавая кусок хлеба. А когда наступила весна, Иван выносил девочку на улицу, и ее сажали на одеяло, чтобы немного подышала свежим воздухом. В 1942 году и девочек Прутковых, и их родственников эвакуировали.

«Почему нас, родных сестер, разделили?» — этим вопросом Лариса Александровна задается до сих пор. Люду отправили в один детский дом — на Алтай, Ларису — другой, в Городец. Повзрослевшей Ларисе Александровне понадобилось подтверждение, что она была удочерена, но в Городце нужных документов не нашли. Их нашли только в нижегородском архиве, да и то со второго раза, благодаря чему удалось избежать решения проблемы через суд. А вот подтвердить ленинградскую прописку оказалось легко. Все было зафиксировано в домовой книге, сохранившейся в архиве.

«Где моя Люля?»

«Смотри-ка, мать: голубоглазая, на нас похожа — вот она и будет наша», — сказал Александр Миронов своей жене Антонине, когда они приехали в Городецкий детский дом, чтобы взять на воспитание ребенка. Супруги уехали с трехлетней Ларисой. Не побоялись удочерить девочку в тяжелые дни войны, хотя у самих был ребенок.

Спустя время приемного отца забрали на войну, и мать растила девочку одна.

— Ей было очень трудно, — вспоминает Лариса Александровна. — Мама работала в колхозе за трудодни, никаких пособий на усыновленного ребенка, как положено в наши дни, ей не платили.

После окончания седьмого класса Лариса, окончив курсы парикмахеров и проработав некоторое время по специальности, поступила на завод «Орбита», где трудилась до выхода на заслуженный отдых. Сначала в цеху, а затем, получив образование, стала бухгалтером.

Отец Михаил и матушка Лариса Лебединские, дед и бабушка

Ее сестра Людмила Алексеевна жила в детском доме на Алтае до 10 лет. Одна из медицинских сестер узнала, что в Ленинграде живут тетки девочки по отцу, и написала им письмо. «Они приехали, — передает Лариса Александровна воспоминания сестры, — я сижу на подоконнике, беретка на голове, маленький чемоданчик с вещами, которые мне дали, а тетя Надя и тетя Маня обсуждают, кто меня возьмет. У одной трое детей, у другой — двое. Тетя Надя говорит: что делать, я возьму»…

Людмилы Алексеевны давно нет в живых, но она рассказывала сестре, что ленинградские родственники неоднократно пытались разыскать Ларису. Из Горьковской области им тоже пришел ответ, что Ларисы Алексеевны Прутковой здесь нет. В приемной семье девочки не обсуждали, что она неродная (хотя Лариса Александровна знала это), и лишь когда ей исполнилось 23 года, она стала искать кровных родственников.

— В Высокове была еще одна девочка, которую привезли из Ленинграда. Мама как-то сказала: «Вот у Леночки отец нашелся. Поищи, может, и у тебя кто-то есть?» — вспоминает бывшая ленинградка. — Я маленькая все время спрашивала: «Где моя Люля?» Они думали, что это я про брата Юру говорю. А оказалась — Люда».

Уже через месяц после того как девушка обратилась в милицию, родня в Ленинграде нашлась. Сначала были звонки, а потом поездка в город на Неве, где Лариса Александровна встретилась и с тетями, и с двоюродным братом Иваном, который приносил ей хлеб, и со старшей сестрой Антониной, которая многое могла рассказать и о родителях, и о блокаде, и с другими родственниками. И, конечно, с родной сестрой.

— Наверное, мы и не поняли тогда, что мы близкие, родные, потому что не росли вместе, — говорит Лариса Александровна. — А потом все встало на свои места: мы ближе узнали друг друга, перезванивались, ездили друг к другу в гости.

Загадка деда

Когда Лариса Александровна навещала сестру в Ленинграде, та предложила сходить посмотреть на дом, где они жили в детстве. Оказалось, что его снесли. Тем удивительнее, что спустя десятилетия, несмотря на войну и блокаду, сохранились две фотографии, сделанные приблизительно в начале XX столетия. На одной — молодой священник Михаил Лебединский. На второй — он же с супругой Ларисой. Это родные бабушка и дедушка Ларисы Александровны по материнской линии.

«Дед умер в 1937 году, похоронен в Сестрорецке около санатория. Бабушка погибла от бомбы, которая упала на дом в 1942 году в Сестрорецке», — гласит надпись на обороте снимка.

У четы Лебединских было трое детей — сын и две дочери. К сожалению, больше ничего о них неизвестно. Был ли отец Михаил репрессирован в 1937 году? Что стало причиной его смерти? Лариса Александровна очень хочет узнать о судьбе деда. Время все расставляет по своим местам, и стоит надеяться, что и его судьба перестанет быть загадкой.

Дарья Петрова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.