Главная > К духовному размышлению > Жить по заповедям — как это?
«Ведомости Нижегородской митрополии» 12 (120) 12:18, 22 июня 2017

Жить по заповедям — как это?

Моисей со скрижалями законов, Рембрандт, 1659.
Холст, масло, 169х137. Музей Стаатлих, Берлин

Совсем недавно была моя череда дежурства на православной ярмарке, которая ежегодно проходит в нашем городе. Сидишь, ждешь, когда кто-нибудь подойдет с недоуменными вопросами. Рядом стол со стопками Евангелия, которое по специальной акции приготовлено для раздачи желающим. Это обстоятельство и побудило меня каждого обращающегося ко мне с вопросами в свою очередь спрашивать: «А у вас есть дома Евангелие, а вы читаете его?» Результат меня не шокировал, я был к нему готов. Была масса способов убедиться, и не единожды, в том, что и при наличии домашнего Евангелия оно не читается. А если и читается, то не так, как должно. Так как же?

Вера и верозамещение

Что должно случиться, чтобы человек стал жить по заповедям Иисуса Христа? Вы скажете, христиане живут по заповедям? Это не совсем так. А если точнее, совсем не так. Некоторые люди, относящие себя к христианам, и не просто к христианам, а к православным, даже не знают их. Не могут назвать, а если и слышат слово «заповеди», то в их сознании возникают, в лучшем случае, обрывки синайского законодательства, некогда на слух запомнившиеся: «Не убий», «Не укради», ну, и еще пару-тройку из десяти…

Как же так случилось, что Бог, Податель всех благ, Начало и Конец, Альфа и Омега, Господь Вседержитель, в руке Которого «всякое дыхание», находится на периферии сознания многих и многих людей, и обращение к Нему, Его извлечение из этой глубины зачастую сопряжено с потрясениями, катаклизмами, неприятностями и скорбями, которые постигают человека, называющего себя верующим?

Глядя на то, как мы и ради чего реализуем свои «религиозные устремления», становится страшновато. Обращение происходит не по произволению человека, а под давлением скорбных обстоятельств. А это уже никак свободным действием не назовешь. И конечную цель религиозных устремлений чаще всего человек видит в том, что нужно «что-то сделать в церкви». Конечно, на мои опасения можно найти множество успокоительных аргументов, мол, Господь управит. У каждого свой путь, и прочая и прочая, но меня это не успокаивает. О чем я?

То, что для людей ветхозаветного периода названо заповедями, не утратило актуальности и для нас, живущих во времена Нового Завета, но эти само собой разумеющиеся понятия, как говорят военные, тактического назначения. А стратегическая задача — конечная цель — достигается в том числе через исполнение слов Иисуса Христа, которые мы определяем как Нагорную проповедь — всего-то три главы в Евангелии от Матфея: с пятой по седьмую.

С блаженствами ознакомлен

К сожалению, сегодня даже «практикующий» христианин не вполне осознает важность и необходимость каждодневного выполнения того, что выражено в Нагорной проповеди. Девять пунктов «Блаженств», как и десять заповедей синайского законодательства, нуждаются в растолковании их глубинной сути. При этом поначалу может возникнуть ложное впечатление, что это недостижимо трудно. Но это не значит, что Господь поднял для нас планку так, что невозможно перепрыгнуть, создал такие сложности, что не всякому под силу. Такого быть не может, чтобы Бог предложил человечеству заведомо невыполнимое. Но, как и любую науку, а спасение души, это самая настоящая наука, которой нужно учиться, как любое дело, это, если хотите, «искусство умирать», должен осваивать каждый входящий в этот мир человек.

Скажите, что важнее: иметь глубокие познания в вопросах освящения кутьи и способах пользоваться «земелькой» в теории или на практике воплощать «Блаженни нищие духом»? Знать, какая молитва «от врагов», а какая «от пьянства», или на практике испытать, что такое «Блаженни плачущие, кроткие, алчущие и жаждущие правды»? Иметь представление, в какие посты разрешается рыба, или с кротостью понести гонения за эту самую правду, которую взалкали, при этом оставаясь или становясь милосердными, миротворцами с чистыми сердцами, терпящими клевету от людей Христа ради? И оставаться радостными в бодром духе, понимающими, что иначе — никак. Другого пути просто нет. Уверен, все согласятся с тем, что важнее в этих сравнительных примерах, конечно же, всегда второе.

А беспокойство у меня от того, что при всей благостности картины (все и всё понимают) видишь, что в большинстве случаев нам важнее все-таки не то, живем ли мы по заповедям, а то, какие молитвы при этом нужно читать и сколько раз. Что можно есть, а чего нельзя? И вообще, что можно и что нельзя?! За разрешением этих «насущных» вопросов проходит наша жизнь, и без того короткая, данная нам для покаяния, так мы еще и неразумно тратим это время, ошибочно расставляя приоритеты.

Кто-то возразит, мол, в духовной жизни нет мелочей — все важно. Так кто же спорит? Но если Евангелие не читают в принципе, о какой духовности можно говорить? А ведь чтение Евангелия — это совсем иное, нежели чтение художественной литературы. Можно за ночь прочитать «Три мушкетера» и потом надолго отложить эту книгу. Евангелие читается особым образом. Его мало прочитать — им нужно жить, находить в нем основание проживать каждый день так, как ожидает от нас этого Господь наш Иисус Христос. И так всю жизнь.

Поймет десятый

Однажды при подготовке ко крещению ребенка я одной мамочке, в ответ на ее аргументы к совершению таинства (Ангел Хранитель, здоровье, и чтоб все было у ребенка хорошо), подвел ее к Голгофе — большому Распятию, которое есть почти в каждом храме, и, указав на прободенные руки, ноги и ребра Спасителя, сказал, что у каждого христианина путь к Воскресению будет лежать через Голгофу, в той или иной степени. Перед этим, возможно, продадут или предадут, не исключено, что и убьют. В ответ она сердито воскликнула: «Что вы меня тут пугаете!?»  Я изумился: «А разве вы не читали об этом в Евангелии»? И осекся. По ее глазам было видно, что само слово «Евангелие» для нее как китайская грамота.

Возвращаясь к ярмарке и ее посетителям. На их вопросы: «Какие молитвы читать, как начинать поститься, что делать, если… А можно?..» — я настоятельно рекомендовал взять со стола экземпляр Евангелия. Если оказывалось, что его нет в доме у собеседника, терпеливо объяснял, что эта книга просто так к пониманию не дается. «Блаженни чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф 5: 8). Потому что все без исключения утверждали, что начинали читать, но «там так непонятно»…

В конце работы ярмарки я поинтересовался у организаторов, насколько эффективна была акция по бесплатной раздаче Евангелия. И с удовлетворением услышал, что «народ с удовольствием принял участие» — брали охотно. Из четырех тысяч приготовленных для нашего города экземпляров в остатке оказалось менее тысячи. Теперь только уповать на то, что Господь управит и хотя бы десятая часть (как известно, это евангельская пропорция) из них сделают Новый Завет своей настольной книгой во всей оставшейся жизни. А это уже, по нынешним меркам, формат небольшого городского прихода — триста человек.

Кстати, некоторые на вопрос, есть ли у них Евангелие в доме, отвечали: «Библия, кажется, есть, а вот Евангелия нет»…

Протоиерей Сергий Муратов

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.