Главная > Без рубрики > Голуби над обителью
«Ведомости Нижегородской митрополии» 15 (171) 14:05, 13 августа 2019

Голуби над обителью

Стая голубей взмыла в небо. Не одну, а сразу несколько увидела я 31 июля в Саровской пустыни. Птицы гуляют по площади, птицы в облаках… Сразу вспомнился тропарь Крещению Господню: «и Дух в виде голубине…» Сегодня, 31 июля, тоже праздник — возродился главный храм обители — Успенский собор. Тот самый, где молился когда-то преподобный Серафим, за алтарем которого он был похоронен, где покоились после прославления его мощи. Освятил собор Патриарх Московский и всея Руси.

Однажды мне в руки попала брошюра, изданная в 1991 году в преддверии Всероссийского крестного хода со вновь обретенными мощами батюшки Серафима. Несколько слов там было сказано и об Успенской церкви. Так я узнала, что на месте этого красивейшего собора, который называли жемчужиной храмового зодчества России, стоит памятник Горькому. Впервые оказавшись в Сарове, монумента я уже не застала, как и прекрасных церквей, известным по старым фотографиям, литографиям… Только высоченные деревья на том месте, где были святые алтари, да машины, мчавшиеся по бывшей монастырской площади.

Но уже стояла часовенка там, где похоронили в 1833 году старца Серафима. Новая, возрожденная. До революции она находилась за алтарем Успенской церкви, от которой на тот момент не осталось ничего. Только память.

Судьба храма

Подготовка к его строительству началась еще при первоначальнике Саровской пустыни Иоанне в 1730 году. Строительство затянулось, и церковь, посвященная празднику Успения Божией Матери, была освящена лишь 25 августа 1744-го. Ее еще называли Демидовской, поскольку выстроили на средства московского купца из знаменитого купеческого рода. Размеры храма были довольно скромными — в длину всего 15 метров, и быстро стало понятно, что всех богомольцев она не вмещает.

Расширили собор при шестом строителе Саровского монастыря игумене Ефреме. В 1777 году церковь предстала в обновленном виде, приводящем в восхищение многих. Белокаменная, пятикупольная, строилась она по проекту саровского послушника архитектора Ивана Федорова. Значительную сумму на возведение и благоукрашение внесла Агафья Семеновна Мельгунова —основательница Дивеевской обители, будущая преподобная Александра Дивеевская.

Эта церковь была первым каменным строением в пустыни и размеры имела уже внушительные: 55,7 на 27,2 метра, а высота до верха с куполом и крестом — 60 метров. Примечательным был иконостас: резной, пятиярусный, золоченый. По преданию, эскиз сделал архитектор Растрелли. И еще одна особенность здания – Демидовская церковь стала алтарем нового собора, освятили который в августе 1778 года.

Тогда, в конце XVIII века, его строили по образцу Успенского собора Киево-Печерской лавры. А на иконостасе помещалась икона Успения Богородицы — точная копия чудотворного образа из той же обители.

У собора были похоронены многие саровские настоятели, а с юго-восточной стороны, у алтаря, погребли двух знаменитых отшельников, потом прославленных — старца Серафима и схимонаха Марка-молчальника.

Закрыли монастырь в 1927-м. В обители была трудовая коммуна для беспризорных детей, потом — исправительный лагерь. Жемчужину монастыря — Успенский собор — превратили в склад, затем — в гараж. В 1946 году в Сарове открылось КБ-11 — предшественник нынешнего Российского федерального ядерного центра. Через пять лет после этого собор взорвали. Повод был вполне убедительный — здание дало трещину, которая возникла в результате сейсмических потрясений. На производственных площадках центра происходили взрывы — здесь испытывали оружие.

В 1991-м краеведы из объединения «Саровская пустынь» установили на месте Успенского собора памятный камень, в 2002-м — крест с лампадой. В 2004-м над местом, где был похоронен батюшка Серафим (его обнаружили московские археологи во главе с Еленой Хворостовой), восстановили часовню, построенную в конце XIX века.

— Так случилось, что в 2002 году я забирал старые фотографии монастыря из Красногорского архива (как раз шла подготовка к празднованию 100-летия обретения мощей преподобного Серафима), они меня очень впечатлили, — рассказывает настоятель Свято-Успенского монастыря — Саровской пустыни игумен Никон (Ивашков). — Но когда я приехал, даже ничего похожего здесь не нашел. На территории обители — обычная городская улица. Не было еще даже воссозданного храма в честь преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, под него был вырыт котлован, не был восстановлен игуменский корпус, где останавливалась царская семья, которая приезжала на прославление преподобного. И смотрите, как теперь все изменилось.

Возвращение креста

Успенский храм поражает великолепием. Иконостас, теперь уже не по преданию, а действительно сделан по эскизу Растрелли. Мастера нижегородской епархиальной мастерской взяли за образец иконостас, созданный великим архитектором в храме Рождества Богородицы в Черниговской области. На стенах — фрески, выполненные мастерами в академическом стиле. Тут и батюшка Серафим, который когда-то приходил сюда молиться, и его друг Марк-молчальник, и царственные страстотерпцы…

Восстановление главного храма Саровской пустыни началось в 2016 году. 1 августа его заложил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Через три года он вновь приехал в Саров, чтобы совершить Великое освящение в сослужении митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия и сонма архиереев Русской Церкви. Людей в храме (и возле него) собралось множество. Среди них — полномочный представитель Президента в ПФО Игорь Комаров, губернатор Глеб Никитин, заместитель министра финансов РФ Андрей Иванов, другие представители руководства страны, региона, города, Саровского ядерного центра, бизнес-сообщества, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, настоятельница Дивеевской обители игумения Сергия (Конкова), заместитель руководителя Синодального отдела по монастырям и монашеству игумения Иулиания (Каледа), ученики местной православной гимназии.

В новоосвященном храме служили Божественную литургию. По ее окончании глава Нижегородской митрополии преподнес Патриарху Кириллу крест из Саровской пустыни, изготовленный в первой трети XVIII века и исчезнувший после разорения обители. История святыни такова. В 1730 году иерей Петр Григорьев, клирик московского храма Воскресения в Барашах, передал крест в обитель как вклад на вечное поминовение своего отца, тоже московского священника Георгия, который в 1727 году принял в Сарове постриг, а через два года почил. Изготовил же крест московский серебряник Федор Никифоров, вложив в него 73 частицы мощей и других святынь. А в наше время так сложилось, что всего за несколько дней до освящения Успенского собора крест удалось выкупить из зарубежного частного собрания. Владыка Георгий отметил, что явление этого креста считает видимым знаком Божиего благословения в деле возрождения монашеской жизни в Саровской обители. Патриарх пожертвовал святыню возрождающемуся монастырю.

Он поблагодарил главу Нижегородской митрополии за труды и преподнес ему Тихвинский образ Богородицы — точную копию чудотворной иконы. Люди, помогавшие и помогающие в восстановлении Саровской пустыни, получили из рук Святейшего Владыки награды Русской Православной Церкви.

В первосвятительском слове Патриарх Кирилл напомнил, что после тяжелейших потрясений XX века люди в нашей стране стали вновь обращаться к вере, восстают из руин храмы — свидетельство того, что они нужны людям, нужно восстановление исторической справедливости, нужна правда Божия. Предстоятель отметил, что Господь мог не допустить разрушения храмов, Он мгновенно мог сделать так, что все гонители послушными овцами выстроились бы в очередь, чтобы приложиться к святыне. Но Бог дал человеку свободную волю, Он не подавляет ее, а ждет от человека осознанного и вольного выбора добра. Без этого выбора не возродился бы и Успенский собор.

— Воссоздание этого храма имеет огромное значение не только для Саровской пустыни и города Сарова, но для всей нашей Православной Церкви, — сказал после службы игумен Никон (Ивашков). — Это историческое событие, ведь храм связан с именем преподобного Серафима Саровского — великого святого. Сам преподобный Серафим говорил, что Господь воскресит его во плоти. И мы предполагаем, что воскресит там, где он был упокоен (как семерых отроков Эфесских), то есть у нас в Сарове. Отсюда он перейдет сам лично, живой, в Дивеево и там проповедует всемирное покаяние. Ну, а что сказать о красоте Успенского храма… Вы сами видите, он стоит, как невеста… И то, что он восстановлен, и вообще то, что здесь многое возродилось за такое довольно короткое время, — это несомненно чудо Божие.

Все возвращается на круги своя. Там, где сливаются Сатис и Саровка, вновь, как пять больших свечей, тянутся к небу купола возрожденного Успенского собора — великой русской святыни. И вновь взмывают в небо голуби, которых на оживленной городской улице редко встретишь. Зато возле храма — почти всегда.

Надежда Муравьева
Фото Александра Чурбанова

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.