Нижнему Новгороду 800 лет


Главная > Паства Христова > Замечательные и талантливые!
«Моя надежда» №4 (2021) 16:13, 23 декабря 2021

Замечательные и талантливые!

Один день из жизни гимназического класса для особенных учеников

Для них сегодня выпускают особенные игрушки, адаптированные программы, а в обычных школах начинают открывать ресурсные классы. Да и к самому словосочетанию «особенный ребенок» привыкли уже многие взрослые, начинают привыкать и дети. Только в прошлом году таких первоклассников принимали в девяти школах региона. С нового учебного года для них начал работу класс в православной гимназии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия на улице Трамвайной. Это вторая гимназия в Нижегородской епархии, куда берут детей с ограниченными возможностями здоровья.

Сколько надо сил, чтобы принять такого ребенка! Так думают многие окружающие, а вот родители, конечно, никогда так не скажут, хоть и прольют в подушку немало слез. И не только из-за кажущейся несправедливости: «Почему это случилось именно с моим малышом?» Больше из-за отсутствия своевременной квалифицированной помощи, не всегда доброй реакции общества и неопределенного будущего своего чада. Много и других разных «но» возникает у родителей, воспитывающих детей с расстройством аутистического спектра (РАС).

Принцип включенности

Мы поднялись на четвертый этаж гимназии, где расположился ресурсный класс. Светлый, просторный, оформлен по всем стандартам инклюзивного образования. Здесь есть все, чтобы дети чувствовали себя комфортно и могли успешно осваивать программу обучения: специализированные парты для индивидуальной работы, зона сенсорной разгрузки и групповой работы.

Детишек, обучающихся в гимназии по модели «ресурсного класса», всего шесть. И все они разные. Не зря говорят: «Если вы знаете одного человека с аутизмом, то вы знаете одного человека с аутизмом». Некоторых ребят совсем не отличить от нейротипичных, есть те, у кого трудности только в коммуникации, кто-то имеет сложности сразу в нескольких сферах. Поэтому образовательные программы, по которым дети здесь занимаются, имеют разный уровень сложности и адаптации.

У детей с расстройством аутистического спектра социальное взаимодействие страдает в первую очередь. Поэтому возможность инклюзии, то есть интеграции в обычный класс — это то главное, ради чего и задумывался ресурсный класс. Это совсем не тот класс коррекции, которые мы видели в своих советских школах, когда дети становились заложниками искусственно созданного в пределах учебного заведения гетто.

Все дети из ресурсного класса обязательно посещают уроки в обычных, или, как здесь говорят, регулярных классах. Отличается только степень инклюзии, то есть время, которое ребенок находится в общем образовательном и воспитательном процессе.

— Один ребенок у нас большую часть времени проводит в ресурсном классе, а в обычный класс выходит только на ИЗО и технологию, — рассказывает куратор ресурсного класса Анастасия Малышева. — Двое посещают все занятия в обычном классе, а в ресурсную зону приходят только на обязательные коррекционно-развивающие занятия со специалистами. Все зависит от возможностей самого обучающегося, времени, которое он в состоянии высидеть на обычном уроке. Согласно положению, ребенок выходит в регулярный класс, когда может высидеть хотя бы 30 процентов времени урока. Но наша первоочередная задача, чтобы ребенок мог обходиться без тьютора и выйти на полное посещение регулярного класса.

Доступная среда

Когда говорят о доступной среде, чаще имеют в виду архитектурные решения: пандусы, подъемные механизмы, расширенные дверные проемы. Доступная среда для детей с аутизмом требует не модернизации пространства, а сопровождающих педагогов — тьюторов, а также психолого-педагогической поддержки логопеда, дефектолога, психолога, инструктора по АФК.

За каждым учеником ресурсного класса Кирилло-Мефодиевской гимназии закреплен тьютор, который сопровождает ребенка в течение всего учебного дня, когда тот находится в ресурсном классе и выходит на уроки в обычный класс, в трапезной и во время досуга.

— Тьютор — это тень ребенка, — делится дефектолог и по совместительству тьютор Ирина Левашова. — На уроке он в первую очередь будет привлекать внимание ребенка к педагогу, который стоит у доски и дает инструкцию всему классу. Наставник должен уметь оценить ситуацию и понять, когда ребенку нужно помочь, а когда он справится сам, когда ребенка нужно вывести из класса. Мы должны постоянно думать, наблюдать, вовремя реагировать на мелкие изменения в поведении сопровождаемого, исключать провоцирующие ситуации.

На занятиях

На первом групповом занятии с логопедом Полина и Лиза под музыку отбивают на ложках ритм.

— У нас сегодня коммуникативное лого-ритмическое занятие, комментирует педагог-логопед Анна Зайцева. — У всех детей свои особенности развития, которые мы учитываем при построении индивидуальных занятий. Но одну общую черту можно выделить — это огромная потребность у всех детишек в коммуникативном и социальном развитии. Для этого мы объединяем их в пары. Сегодня отрабатывали речевые нарушения и выполняли упражнения с ритмами. Речь — это темпо-ритмическая структура, и такие задания очень важны для ее развития.

Следующее занятие — у второклассника Славы. По расписанию у него индивидуальное занятие с дефектологом. Педагог просит мальчика собрать пенал, и он без труда выполняет каждую просьбу, словно на скорость. Мне показалось, что далеко не каждый ребенок из обычного класса сможет справиться с этим заданием так быстро и ловко.

— Чтобы собрать пенал, мы использовали метод визуальной подсказки, — объясняет дефектолог и тьютор Славы Ирина Левашова, показывая листочек с изображением учебных предметов. — У наших ребят нарушена слуховая проводимость, поэтому в большинстве своем они визуалы. Им нужны зрительные подсказки. К тому же часто у них ограничен словарный запас,  и ребенок не может распознать обычные бытовые предметы, поэтому все свои просьбы мы подкрепляем картинкой. Например, я говорю: «Дай карандаш» — и показываю картинку с изображением карандаша. Когда ребенок карандаш достал, мы приклеиваем картинку с карандашом на листочек. И так далее…

«Раз, два», — Сонечка, а следом за ней Андрей прыгают по клеткам обучающего коврика на одной ноге. «А теперь, Андрей, прыгни на синий круг, а Соня — на желтый треугольник, затем на красный круг, а ты, Андрей, на желтый квадрат…»

У двух первоклашек сейчас занятие с нейропсихологом, а Полина пока готовится к занятию на балансборде. Девочка стоит на балансировочной доске Бильгоу с лабиринтом-«восьмеркой» в руках. Она старается удержать равновесие на платформе и провести шарик по спирали.

— Это упражнение очень помогает в развитии межполушарных связей, расширении полей зрения, — комментирует нейро-психолог Елизавета Гусева. — У наших детей глаза двигаются очень плохо. А им надо писать, читать. Поэтому обязательно вводим глазодвигательные упражнения. Во время занятия с нейротренажерами (ребенку нужно удерживать равновесие) улучшаются пространственная ориентация, моторный контроль. Благодаря упражнениям на балансировочной доске у ребенка активируется нервная система, увеличивается скорость обработки информации, освобождаются ресурсы на то, чтобы развивать свои когнитивные способности: память, воображение, логику — и уже без труда осваивать письмо, чтение и счет.

Уверенно в будущее

По мнению специалистов, детей с расстройством аутистического спектра с каждым годом все больше. Соответственно, и запрос на получение от государства поддержки в их воспитании растет. До сих пор понятная траектория жизни для такого ребенка (в том числе в сфере образования) отсутствует. Ресурсные классы для деток с РАС — подспорье для родителей и большой шанс для самих детей получить качественное, в соответствии с их потребностями образование.

— Программа инклюзивного образования реализуется при поддержке министерства образования, науки и молодежной политики Нижегородской области, за что мы им очень благодарны, — рассказывает директор гимназии протоиерей Евгений Худин. — К нашему большому удивлению и радости, учащиеся регулярных классов спокойно и приветливо встретили этих детишек. Мы провели подготовительные классные часы, где пояснили им, в чем спе-цифика поведения особенных детей. Они замечательные, хорошие, талантливые! Но, к сожалению, имеют ограничения по здоровью. Наш коллектив молится за них, для них трудится, и мы надеемся, что детки, которые к нам пришли, смогут влиться в общество в дальнейшей жизни.

— Эти дети являются «маячками» и для учащихся в обычных классах, — считает духовник гимназии протоиерей Димитрий Дылдин. — Они видят, как их сверстники испытывают и преодолевают сложности в обучении, общении, и сами учатся у них не бояться трудностей. Взаимное общение и обогащение вызывает не только чувство сострадания у сверстников, но и желание помочь.

Текст: Марина Дружкова